Ювелирные Обереги Светлой Руси. Пост всегда наверху.

В дополнение к посту об Эстетике Светлой Руси выкладываю ещё некоторые ювелирные работы, выполненные в качестве Оберегов для различных хороших людей.

Также буду активно проявлять интерес ко всему, что может быть связано с формированием новой Солнечной эстетики будущего общества Светлой Руси. Эта важнейшая тема ещё получит своё бурное развитие в недалёком будущем. Следите за новостями!

Предлагайте, критикуйте предлагая и не забывайте заказывать себе и своим Любимым...



Collapse )

631 день в сизо.


- Па-а-адъём!

Взгляд уперся в потолок. Лишь один миг я вспоминаю, где я нахожусь, раньше на это уходило гораздо больше времени, секунда, а то и две, сейчас хватает мгновенья, но всё равно каждое утро, вырвавшись из цветных снов, я вновь и вновь с удивлением обнаруживаю себя в тюрьме. Яркий свет режет глаза, стоит их приоткрыть. Давно мечтаю выспаться в полной темноте. Впрочем – к черту мечты, день начался.

Просыпаюсь быстро, за полтора года наловчился, хотя прежде любил понежиться в постели, переводя будильник на несколько минут вперед. Теперь будильник в прошлой жизни, как и многое другое.

Пока мозг загружает «операционку», тело уже выскочило из-под тонкого, местами прохудившегося, одеяла в зеленую клетку. Оно не очень греет, но на фоне большинства местных, темно-синих, мрачных покрывал моё радует взор своим ярким цветом. Когда-то я выменял его у одного из бывших соседей, добавив к своему теплые носки, чтобы не замерзать по ночам кидаю поверх него куртку.

В камере свежо, еще чуть-чуть и было бы холодно. Пока горит воображаемая спичка, быстро натягиваю комплект термобелья, белую футболку с Перуном на груди, шорты, шерстяные носки. Спичка потухла. Застилаю кровать, здесь её название – шконка. Я недолюбливаю тюремный сленг, стараюсь разговаривать на русском языке, называя вещи своими именами, возможно, чтобы не напоминать себе лишний раз, где я нахожусь. Но некоторым предметам быта замену в названии подыскать сложно, вот и хлопают в коридорах «кормушки», через которые дежурные будят заключенных.

Я сплю чутко, поэтому проснулся, когда команда «подъем» зазвучала еще на центральном дежурном посту, она для «продольных», коридорных. Те отправляются в свой ежеутренний маршрут, оповещая всем нам, обитателям Лефортово, о начале нового дня. Кто повежливей и лучше воспитан, желают доброго утра, большинство же ограничиваются стандартным окриком. Когда очередь доходит и до нашей двери, моя койка уже заправлена, я полностью одет и в руках держу письма, появившиеся на свет прошлой ночью. В открывшийся квадратный люк заглядывает блондинка, с улыбкой докладывает, что утро нынче доброе, я не возражаю.

Collapse )

Взгляд из автозака.

Природа сходит с ума, или, скорее, мстит человечеству, как некой раковой опухоли на своём теле, чьи клетки уже давно лишь потребляют. По зомбоящику целыми днями демонстрируют ужасы наводнений, обледенений, завалов и града из мертвых птиц. На Солнце вспышки, к нам на всех парах несется что-то большое, стараясь поспеть к концу 2012-го, тут и там люди режут людей, нелюдей и наоборот. Но здесь, в Лефортово, гробовая тишина. Толстые бетонные стены нежно оберегают покой обитателей склепа, у которых появляется уверенность, что любые мировые потрясения их не коснутся, высокие арочные потолки с легкостью выдержат прямое попадание, чего бы то ни было. С удовольствием дописал бы – мерно тикают настенные часы, и у ног, покрытых пледом, зевает ленивый пёс, но нет часов, на стене лишь «Правила», а если где-то здесь и есть пёс, то не у моих ног он. Время замерло, считай заснуло, даже кашлять стараешься тише, сон в тюрьме – святой процесс. Потому здесь любое событие воспринимается с резким эмоциональный подъемом, будь это ворона, сидящая на карнизе над прогулочным двориком, или селёдка, лежащая в миске. Как ни старайся тренировать хладнокровие, но от случайно залетевшей моли впечатлений больше, чем от улыбающегося прокурора.

Другое дело – путешествие в автозаке. Скучным оно не бывает никогда. От мира отделяет лишь тонкая жесть консервной банки на колёсах, мчащейся в суд или еле ползущей назад. И потому мозг замирает, наполняясь впечатлениями, чтобы потом, вспоминая увиденное и услышанное, рассказывать самому себе сказки во снах. Автозак – это общение с внешним миром, одностороннее, частенько мучительное, но оно того стоит, тем более для обитателя Лефортово. Летом, в жаркую солнечную погоду, есть отличная возможность почувствовать себя блюдом в микроволновке, или, скорее, в коптильне. Прямые солнечные лучи мгновенно раскаляют консерву до температуры кипения всей жидкости организма, а чадящие соседи, не взирая на полное отсутствия кислорода, дымят как паровозы, наполняя пространство табачным дымом. Зимой же, в холодную пору, сидя как акробат на собственных руках, дабы не потерять остатки здоровья, с тоской вспоминаешь жаркие деньки, медленно но верно покрываясь инеем.

Collapse )

Политические.



Более полувека тому назад для строительства моего родного Норильска требовались специалисты широкого профиля, самых различных профессий и в большом количестве. Энергетики, монтажники, сталевары, инженеры-строители, десятки специальностей со всего СССР были призваны на грандиозную стройку нового города. Советская империя остро нуждалась в редкоземельных металлах, обнаруженных геологами за полярным кругом.

Так как желания отдельных представителей гражданского общества в то время не учитывались, как, впрочем, и сейчас, моему деду было лишь раз предложено в добровольно-принудительном порядке бросить всё (дом и семью) и отправиться на очередную стройку века. Отказ, естественно, от такого предложения не предполагался, но мой дед все же рискнул ответить: «Нет». Второго предложения не поступало - на конкурсе политических анекдотов он выиграл бесплатную путевку на 69-ю параллель с 15-летним проживанием в «санатории» с названием «Норильлаг».

Collapse )

Декабрь 2010 г.

…При каждой проверке камеры на наличие нарушений мне указывают на стену, где висит месячный календарь собственноручного изготовления, и всякий раз требуют его снять, ссылаясь на «не положено!» - Сниму! – всегда обещаю я, а так как с каждым прожитым днем стараюсь лгать все меньше, то и это своё обещание непременно выполняю. В конце каждого месяца, естественно. Вот и сейчас снят предпоследний месяц уходящего года и я, с высунутым языком и весь перепачканный чернилами, рисую Декабрь…

Еще пара недель, и настанет пора вырезать разноцветные снежинки из упаковочной фольги от всяких каш сухпайка. Ну что за Новый год без мишуры и подведения итогов проскочивших дней? Банальщина, привычная всем нам – что было, чего не успел и кто во всём виноват…

Правда, в тюрьме границы временных периодов сдвигаются, наш год – это скорее не январь-декабрь, а день «попадоса» плюс «двенадцать месяцев» без особых надежд на подарок под ёлкой, саму ёлку, или, хотя бы, Снегурочку. Кругом одни Девы Морозы, молодые и старые… Может быть потому и я, рисуя свой календарь, задумался не столько о том, что у меня произошло в недалёком прошлом, сколько о тех, кто мне всё это время помогал успешно пережить невзгоды, преодолеть тоску и кому я за это благодарен. Рисую цифры – думаю о людях…

Collapse )

(no subject)

Здравия, Сергей! Рад был получить очередное письмо, узнать, что в твоем совхозе все гарно и никто не болеет. Ныне по всей стране такой падеж, что здоровье ближнего окружения, как физического, так и душевного – уже счастье. Ну а с пропитанием сейчас хреново во всех народных хозяйствах, засуха, пожары и чиновники – бедствие века. Но пусть у питомцев не блестит шкурка и торчат ребрышки, зато мозги жиром не заплывают, а это, согласись, уже не малый плюс, тем паче не привыкать.

В моей «научной лаборатории» особых изменений нет, все те же опыты, такие же дешевые эксперименты над душевным состоянием подопытных кроликов, мух-дрозофил и прочих обитателей моего заведения. Подвижек не наблюдается, так как, сам понимаешь, все профессионалы уехали на юга, а здесь лишь лоск фасада НИИ, а в его коридорах разруха и карьеризм, со всеми вытекающими.

Пожелаю того же – не падай духом! История идет своим чередом, но все мы – авторы многих ее страниц, в наших силах сделать их яркими. Здравия всей твоей семье и успехов! Береги доверенное оборудование, чаще проветривай и заряжай Солнцем.
Антон.

Разводки Лефортово.

Сей сказ, други мои, поведаю вам я не веселья ради, а науки для. Ибо знать вы не знаете, думать не думаете, куда завтра путь ваш ляжет, и где вы день свой окончите. И может статься, что тайною великой вы обладая, в замок Лефортовский угодите, а сатрапы служивые ее-то из вас всяческими хитромудростями выведать пожелают. Вот и спешу я вам, братья и сестры, опыт свой передать, да вражине жизнь усложнить. Мотайте на ус.

Выражаясь современным языком, любого, кто совершил какое-либо правонарушение или подозревают в этом, здесь будут «разводить на лоха», для более скорого раскрытия преступления, реальное оно или надуманное. Тем не менее, еще со времен Петра I и НКВД, в судебной практике России устоялось твердое мнение, что признание вины – царица доказательств. И пускай сегодня это самое признание не выколачивают на дыбе, по крайней мере в СИЗО «Лефортово», комплекс воздействия на психику тут присутствует в расширенном ассортименте. Будучи здесь уже (или всего) год, я испытал разные приёмчики как на собственной шкуре, так и наслушался о них от множества соседей, возможно слегка преувеличенных историй, но по сути своего содержания весьма познавательных.

Collapse )

14 слов

Свое письмо я адресую в первую очередь, женам, подругам, родным, друзьям и соратникам тех, кто попал в заключение с пожизненным сроком или около того, будучи плененным Системой за деяния, направленные против нее самой. И, во вторую очередь я пишу для них самих.


Точно знаю, трудно, практически не возможно до конца понять состояние тех, кто приговорен больше никогда не стоять на берегу реки, в лесу среди деревьев или просто идти по дороге. Самая развитая фантазия вряд ли сможет представить ощущения тех, кто сидя в тесной бетонной клетке, ежедневно думает о том, как тихо уйдут их Родители, вырастут без них дети, а друзья, да и весь мир, постепенно забудут о их существовании. Каково это – не понятно, но это жутко.


Когда Система выдергивает человека из обыденной суеты, из его семьи даже на короткий срок, она выворачивает на изнанку всю его жизнь. Но то, о чем он постоянно думает в застенках, его и успокаивает. Ведь когда-нибудь муки заточения закончатся, три, пять, десять лет, но все плохое останется позади, а свобода – вот она, отмечена на календаре и с каждым днем все ближе. Он живет не просто надеждой на возможное освобождение, он все еще жив душой, ибо точно знает – свобода будет и срок ее наступления известен.

Сужу по себе и окружению, да – грустно, да – берет злость на Систему в общем и отдельных личностей в частности, да – жизнь кардинально изменилась. Но нет уныния и тоски, нет раздирающего душу понимания того, что окружающие стены – это навсегда. Благодаря этому жизнь продолжается, дни календаря зачеркиваются и все, что случилось, когда-нибудь забудется как дурной сон. Даже того, что я не знаю, как долго меня здесь продержат – не удручает, так как что бы ни было, я тут точно не навсегда.

Но иногда я пытаюсь представить, а что я чувствовал бы, если моя жизнь оказалась бы связана с этой реальностью непередаваемого цвета на срок, длиною в вечность. По спине бежит холодок, но я понимаю, что погружаясь в атмосферу нескончаемых «подъемов» и «отбоев» осознать сполна ощущения приговоренных к п/ж не подвластно и мне.

Collapse )

Не верь, не бойся и молчи.

Позади год, впереди туман. Но и год – это уже и срок, и опыт, и новые мысли. Он пролетел как вихрь, и тянулся, как мелодия заевшей пластинки. Все дни похожи и нет ни одного одинакового, как беды людей – в чем-то схожи, но у каждого она своя. Сейчас, оглядываясь назад, я поменял бы что-то по мелочи, но в целом оставил бы все как есть, я ни о чем не жалею, я продолжаю жить и я остаюсь самим собой. И знаю, что это и есть самое сложное, тюрьма меняет людей куда быстрее, чем воля, и далеко не в лучшую сторону.

Итак, техническое пособие для будущих покорителей Лефортово. Сразу оговорюсь, не раз слышал от обитателей Бутырки и Матроски, что жители Лефортово – инопланетяне, а потому, не стоит слепо копировать мой инструктаж в иных местах, реакция соседей и администрации может быть отлична от местной.

Самое главное, наиглавнейшее – не беспокойтесь. В тюрьмах тоже есть жизнь, и кое-где лучше, чем у кого-то на воле. Здесь иные правила, здесь иная речь, да и жизнь другая, но она есть, а значит бояться нечего. Кто был лохом по ту сторону стен, того и здесь каждый разведет, но если нет страха ярко жить на воле, для тех и тюрьма лишь приключение. Да, именно так и стоит к этому относиться: незапланированное, возможно длительное, но путешествие в другую реальность, эдакая 3D «бродилка», точнее «сиделка», с хорошим разрешением на мониторе. Изучайте этот мир, коль уж попали в него, знакомьтесь с его обитателями, радуйтесь мелочам и не уходите в себя, оттуда бывает сложно выйти.

Все попавшие сюда начинают одинаково – с карантина. Разденут, умоют, отберут все вещи на дезинфекцию, по местному – «прожарка», выдадут давно вышедшую из моды униформу и оставят один на один с самим собой на несколько суток. Пожалуй, это самые сложные несколько суток, по крайней мере, были для меня. Да и судя по высказываниям других новичков «первоходов» - тоже.

Collapse )

Лефортово. Год по разные стороны решетки. Мнение жены.

Открытое письмо в передачу «Квартирный вопрос».

Здравия, уважаемое руководство передачи «Квартирный вопрос». Мы с соседями частенько смотрим вашу программу, где разные дизайнеры удачно и не очень проявляют свое мастерство по преобразованию старых, серых и скучных жилищ в яркие, красивые места обитания тех счастливцев, кто все же смог привлечь ваше внимание. Стоит признать, большинство проектов действительно удачны, но мы хотели бы предложить вам не такое уж простое к переделке помещение, в котором проживают несколько человек. Сразу предупреждаем, не всякий кто сюда заезжает, может быстро вернуться домой, но и работы связанной с переделкой тут немало, хватит на долгий срок. Смеем вас заверить, аналогичных предложений вы точно не получали, и в обозримом будущем таких не будет, следовательно наше сотрудничество окажется взаимовыгодным и крайне интересным для поклонников вашей передачи.

Кратко опишем ту жилплощадь, в которой нам не повезло очутиться, со всеми ее достоинствами и недостатками, а так же некоторые наши пожелания будущих преобразований. Естественно разработку дизайн-проекта и проработку бытовых мелочей мы доверяем вашему опыту и вкусу.

Учитывая совмещенность спальни, кухни, рабочего кабинеты и туалета в одном помещении, нашу малогабаритную квартиру можно классифицировать как студию. Место положение этой студии придает ей дополнительный шарм, не каждый может похвастаться пропиской в историческом районе Москвы, в Лефортово. Недалеко от нас расположен чудный парк им. Баумана, а легкий ветерок доносит свежесть с набережной р. Яуза.

Collapse )